«Без рабочей ливневки мы бы плавали на лодках»: о зимней уборке дорог Архангельска и другой работе МУП «Архкомхоз»

Большое интервью с директором предприятия Анатолием Николаевичем Неклюдовым.

Разнообразные жалобы на содержание улиц Архангельска уже стали недоброй традицией. Вне зависимости от количества спецтехники на дорогах областной столицы и частоты уборки проезжей части и тротуаров найдутся недовольные, публикующие фотографии «плохой уборки», «несвоевременного ямочного ремонта» и прочих «недоделок». Между тем, отвечающие за содержание дорог городские предприятия работают ежедневно и готовы ответить за результативность своего труда, рассказав и о различных его сторонах. В преддверии новых снегопадов, которые могут осложнить жизнь архангельским автомобилистам, мы взяли интервью у директора МУП «Аркомхоз» Анатолия Николаевича Неклюдова.

Анатолий Николаевич, Вы руководили предприятием в период с 2010 по 2012 гг., и вернулись на эту же должность в 2015 году. Есть ли какие-то различия между зимней работой МУП «Архкомхоз» в 2010 — 2012 гг. и в настоящее время?

Не секрет, что сейчас мы живем в условиях сложного бюджета: городские власти стремятся оптимизировать финансирование, чтобы сократить дефицит и долговые обязательства. По сравнению с предыдущим годом уменьшилось и количество выделенных средств на содержание дорог, мостов и ливневой канализации, которыми занимается МУП «Аркхомхоз». Но уже прошлый год был для нас очень тяжелым в этом отношении: пришлось искать новые, экономные решения, будем применять их в наступившем 2017 году. Если быть более конкретным, то к примеру, в 2015 году на содержание дорог было выделено 136 миллионов рублей, а в 2016 году 121 миллион рублей. Хорошо, что в 2017 году денег будет выделено на прошлогоднем уровне.

Произошли и другие изменения, например, теперь мы содержим улицу Выучейского. Летом было отремонтировано достаточно много дорог, и это тоже имеет значение. А вот техническое задание осталось практически неизменным с 2010 года. Меняются нюансы, связанные с кратностью работ: сколько раз, согласно контракту, мы должны промести, пролить, обработать противогололедными материалами (ПГМ) и вывезти снег с улиц. Но разница не столь велика, чтобы существенно изменить порядок работы предприятия.

В 2016 году по контракту мы должны были посыпать тротуары раз в четыре дня. Иногда центральные улицы приходилось чистить каждый без дополнительного соглашения к контракту. Также в снежные дни техника проходит по некоторым улицам не один, а два-три раза в сутки. Но мы понимаем: если этого не делать, то увеличится количество пострадавших от гололеда и снега, будет больше недовольных, а в итоге пострадает репутация городской администрации и муниципального предприятия.

В начале зимнего сезона 2016–2017 гг. в городской администрации заявили, что, согласно новым муниципальным контрактам по содержанию улиц, часть из них будут содержать под уплотнённым снежным покровом, «в накате». Насколько успешно внедряется данная технология?

Для успешной работы этой схемы к ней нужно готовить улицы с начала зимы. В этом году мы получим первый опыт, он хоть и не будет «чистым», но даст почву для анализа. Дело в том, что в конце 2016 года мы работали по старому контракту и еще посыпали дороги, предназначенные для «наката». В идеале эта технология предполагает, что пескосоль в принципе не используется, и при установлении морозов образуется плотная поверхность из утрамбованного снега. У наката есть немало преимуществ — асфальт не разрушается шипованной резиной автомобилей, ямки на дорогах не увеличиваются за зиму. Будем осваивать новую технологию в текущем сезоне, а в следующем — совершенствовать.

Согласны ли Вы с тем, что содержание дорог в непростых климатических условиях Архангельской области сложнее, чем в целом по России?

Безусловно, в Архангельске есть свои сложности. Асфальт разрушается из-за воды во время перехода к минусовым температурам, город стоит на болоте, а это дополнительная влажность. Важно и количество дорожных ремонтов, в прошлом году на эти цели выделялся сравнительно большой объём средств. Наверное, этих денег всё равно недостаточно: Архангельск — город, растянувшийся вдоль реки, и протяжённость, как дорог, так и сетей довольно приличная.

Те, кто оставляют машины на обочинах, мешают уборке?

Конечно. Правда, с каждым годом всё больше горожан понимают: если вовремя не убрать машины – около нее будет грязь и сугроб. В некоторых случаях нам удаётся договариваться со старостами жилых домов, ТСЖ, чтобы они заранее уведомляли жителей о предстоящей уборке снега. К примеру, дом на пересечении пр. Ломоносова и ул. Поморская, где находится Московский индустриальный банк: руководство ТСЖ оповещает всех жильцов и перед уборкой проверяет, чтобы машины не стояли на пути техники. Подобным образом проводится уборка обочин и заездных карманов в ряде других районов.

К сожалению, с 2015 года в МУП «Архкомхоз» сокращена служба эвакуации, приходится решать вопросы по перемещению припаркованных автомобилей с ГИБДД. При этом нужно обязательно заранее выставлять знак о работе эвакуатора, иначе сдвинуть с места автомобиль никто не имеет права.

А кто занимается уборкой территорий, имеющих частного собственника, придомовых территорий и т. д.? Вы никак с ними не сотрудничаете?

Лишь две управляющие компании заключили договоры с МУП «Архкомхоз» на уборку внутридворовых территорий. Порой, когда начинается сильный снегопад, мы сами привлекаем субподрядчиков, чтобы успеть убрать снег в зоне ответственности нашего предприятия. В приоритете — наиболее оживлённые районы города. При этом в МУП «Архкомхоз» поступают жалобы и от горожан, о том, где ещё не убрали снег. Это нормальная человеческая реакция. Мы объясняем, где кончаются наши полномочия, ведь не можем всем помочь просто так, будучи коммерческой организацией.

Вы продолжаете посыпать улицы пескосоляной смесью?

Да, как это и прописано в техзадании. В 2015 году я специально ездил в Санкт-Петербург для изучения вопроса о переходе на обработку ПГМ улиц соляным раствором и увлажненной солью. Там используют четыре вида реагентов для посыпки: пескосоляная смесь, чистый песок, соляной раствор и увлажнённая соль. Использование соляной смеси — достаточно хорошая перспектива, но она требует техперевооружения и, соответственно, денежных вложений. Кроме того, для использования соляной смеси нужно не только переоборудовать рабочие машины: чтобы хранить соляную смесь, необходим деревянный ангар (склад). Здания из металлоконструкций заржавеет и придет в негодность за пару лет.

Но впоследствии затраты на обработку улиц ПГМ сократятся. Это не единственное преимущество её использования. На улицах станет чище, не будет грязи от песка, не будут засоряться ливневые сети… Так что к плюсам экономии денег прибавляются плюсы экологии. Но, когда город сможет себе позволить переход на соль, я не могу сказать. Сама установка для получения соляного раствора недорогая и несложная, но только техперевооружение предприятия «Архкомхоз» обойдётся в 50-60 миллионов рублей. Нужно учитывать еще и то, что при температуре ниже -12 градусов соляной раствор не будет «работать» на дорогах, он превратится в ледяную корку. Пескосоль не топит лед, если на улице ниже -15 градусов, но она хотя бы и не застывает скользкой коркой и работает как абразив. Так что подобрать оптимальное средство для наших погодных условий непросто.

Вы затронули тему ливневой канализации. В Архангельске имеется развитая сеть ливневки, но, судя по ряду мнений, она находится в неудовлетворительном состоянии, а её содержание — обязанность «Архкомхоз».

Это не совсем правда, хотя и сложилось мнение, что у нас ливнёвки нет, или она в плохом состоянии. Она есть и работает. Да, известна общая цифра — 50 % городской ливневой канализации в аварийном состоянии. Но зачастую «аварийной» она признана не потому, что не работает, а потому, что безнадёжно устарела. Есть лотки, построенные в 30-х и 40-х годах прошлого века! К примеру, на Никольском проспекте в Соломбале или на улице Розы Люксембург в центре. Они работают до сих пор, иначе бы лужи просто стояли на дороге и не уходили. Но, если понаблюдать, то видно, что с большинства улиц вода через пару часов уходит.

Существует масса нюансов. Например, при сильных ливнях вода быстро не уйдёт, так как сечение трубы, замкнутой на один дождеприёмник, просто не в состоянии быстро принять большие объёмы стоков. Тем не менее, при наличии ливневки лужи всё равно уходят за несколько часов.

К сожалению, ливневых сетей сейчас мало. При этом есть сети, которые по факту не приняты в эксплуатацию. Одна из них находится на проспекте Советских Космонавтов — от улицы Роза Люксембург до Поморской. При ее строительстве были допущены нарушения, мэрия в своё время работы не приняла и не оплатила. Эта линия работает, но считается бесхозной. Мы ремонтируем её только в случае крайней необходимости и за свой счёт.

Есть и другие бесхозные сети, которые мы поддерживаем в рабочем состоянии по возможности. К примеру, был завод, потом он закрылся, а через завод проходит городская сеть ливневой канализации. И приходится проводить там работы, потому что иначе подтопления не избежать. Большинство проблемных адресов мы знаем, и осенью их заранее обслуживаем, чтобы не было потопа весной.

Кстати, в 2012 году был куплен импортный парогенератор, который хорошо размораживает колодцы и трубы после зимы. Нужно понимать, что дождеприёмники заложены неглубоко – на 1 метр, и промерзают полностью из-за попадания туда воды и снега.

Порой ливнёвка не принимает воду, поскольку сеть стоит на подпоре: это бывает при авариях на объектах ответственности других коммунальных служб. С ними выстраивается взаимодействие для решения подобных вопросов.

Еще раз повторю, что, если бы у нас в городе с ливневой канализацией дело было совсем плохо, мы бы по весне плавали на лодках. Другое дело, что состояние бюджета не позволяет проводить модернизацию: в прошлом году на ремонт ливневых сетей было затрачено около 6 млн. рублей, а, скажем, в 2010 году — 18 млн. рублей.

Но обслуживание ливнёвки — это обязанность МУП «Архкомхоз»?

Да. У города есть сети общей протяжённостью около двухсот километров, и они переданы нам в хозяйственное ведение. Для содержания сетей выделяется субсидия, достаточно небольшая: в 2016 она составила 15 млн. руб. Все деньги расходуются на поддержание сетей в рабочем состоянии. Ведь если какой-то пролет трубопровода будет замыт или засорен, для его восстановления потребуются очень большие усилия и значительные денежные средства.

Когда компании-подрядчики ремонтируют улицы Архангельска, МУП «Архкомхоз» контролирует их обращение с ливневой канализацией при перекладке асфальта?

Когда составляются сметы на ремонт, в них уже указывается количество люков, которые должны быть подняты и отремонтированы. Перед началом работ мы, как правило, объезжаем объекты с подрядчиками и составляем акты на каждый наш колодец: открываем его, показываем, что он не завален мусором и находится в рабочем состоянии. Когда асфальтирование завершается, мы снова приезжаем: осматриваем, высказываем замечания (колодцы могут засоряться при ремонте дорожного полотна), их устраняют, и затем подписываем акты приёмки работ. К сожалению, не со всеми подрядчиками удаётся построить взаимодействие.

Я считаю, что при замене асфальтового покрытия нужно заменять и крышки люков которые попадают в зону ремонта. Люк может быть визуально вполне нормальным, но за 10 лет происходит износ. И на новой дороге опять появится повод для ремонта. К примеру, на Троицком проспекте не все люки поменяли, поэтому при проезде по некоторым водители слышат неприятные звуки. А если люк изношен, значит, скоро он пойдёт трещинами и лопнет.

Насколько эффективен ямочный ремонт, которым тоже регулярно занимается МУП «Архкомхоз»?

Ямочный ремонт должен проводиться, и я категорически не согласен с мнением некоторых граждан, которые считают, что мы «деньги закапываем». Во-первых, если появляется маленькая ямка, и её оперативно залатывают, то разрушение асфальта на том участке останавливается. Во-вторых, в ямы не попадают автомобили и не получают повреждения. В принципе, пострадавшие автовладельцы вправе подавать в суд на некачественное содержание дорог, и некоторые этой возможностью пользуются.

В 2016 году общая сумма, предъявленная для возмещения ущерба, достигла более 10 млн. рублей. Конечно, раньше иски тоже подавали, правда, не в таком объёме. Нельзя говорить, что для кого-то это стало постоянным бизнесом, но в Архангельске есть люди, которые уже неоднократно подавали иски в суд, попадая в ямы на разных автомобилях. При этом все мы видим, что дороги не стали хуже, чем в предыдущие годы. Ямочный ремонт проводился всегда.

Поступает ли в распоряжение предприятия новая техника?

В 2015 году удалось приобрести техники почти на 15 миллионов рублей. Куплены два новых лаповых снегопогрузчика ДМ-09, два КО-829 на базе КАМАЗа, ПРК-5, очень хороший пескоразбрасыватель, который особенно полезен при посыпке тротуаров. Куплена струйно-инъекционная установка «Дорожный ремонтер Madrog», довольно распространены эти устройства и под названием «Турбо». Она производит быстрый и эффективный ямочный ремонт.

Мощностей дорожных предприятий Архангельска хватает для содержания городских улиц, чтобы работать в рамках нормативной базы?

У нас в городе два основных крупных предприятия, специализирующихся именно на содержании дорог — МУП «Архкомхоз» и ЗАО «АГСУМ». Наших предприятий достаточно, чтобы содержать весь город, но без островных территорий. Если поставить цель — можно содержать и их. Но там работают местные подрядчики. Помнится, в советское время город вообще содержало одно предприятие.

На какое время года приходятся самые напряжённые дни работы предприятия?

На самом деле, одного особо тяжёлого периода нет: работа идёт в плановом режиме, и каждое время года приносит свои сложности. Зимой, когда случаются сильные снегопады, мы ждём их, и готовы встречать во всеоружии. Но при этом надо понимать, что мы можем выпустить на улицы десятки машин, однако все их увидеть будет сложно — они не стоят на месте, а постоянно перемещаются по определенным маршрутам в разных районах города.

Тяжело даются нашему асфальту осенние-зимние перепады температуры — «переход через ноль». Покрытие начинает трескаться, крошиться, в раскрывшиеся трещины попадает вода, а при замерзании происходит разрушение. Для проведения ямочного ремонта при отрицательных температурах используется литой асфальт, который не боится перепадов температуры.

А весной мы должны в течение двух месяцев убрать смёт, накопившийся за зиму. Это ручной труд: необходимо соскрести лопатой, загрузить в машины и вывезти смет на свалку. Найти рабочих для выполнения такой задачи непросто. Но и в этом направлении мы стремимся найти решение: повысили рабочим зарплату и кадровая ситуация изменилась в лучшую сторону.

Большое спасибо за интервью.

На фото — одна из последних уборок Краснофлотского моста техникой МУП "Аркомхоз"  согласно муниципальному контракту. С 1 января 2017 года мост передан в федеральную собственность и будет содержаться по новым стандартам.