Шиес год спустя: «Город Солнца» или «ничейная земля»? ФОТО + ВИДЕО

 Фото: НД29

За минувший год эта маленькая станция изменила Архангельскую область.

Ровно год назад на НД29 выходил большой материал "Доброе утро, Шиес! Один день на территории без закона и спокойствия", посвящённый событиям на станции Шиес в начале января. Позднее по материалам, отснятым в ходе этой поездки был создан фильм "Сны Русского Севера", отразивший тогдашние реалии:

Именно 5 января 2019 года впервые крупная группа из жителей Архангельска, Северодвинска, Сыктывкара и населённых пунктов Ленского района посетила стройплощадку ООО "Технопарк" с целью на месте уточнить противоречивые данные о сооружении в тех местах огромной свалки для складирования отходов из Москвы.

После этого произошло ещё много событий. Вскоре стало окончательно ясно, что представители большого бизнеса в сговоре с местными властями собираются любой ценой реализовать мусорный "инвестиционный проект". Тогда в конца февраля 2019 года местные жители и вскоре примкнувшие к ним добровольцы из других регионов России блокировали все дороги к Шиесу. Попытки прорыва блокады неоднократно приводили к столкновениям между активистами, охранниками "Технопарка" и полицией. В итоге стройку официально приостановили с лета 2019 года.

Но люди так и не покинули ни станцию Шиес и арендованные земли (там до сих пор находятся рабочие, охранники и полицейские) ни "блокпосты" (а на них всё так же дежурят добровольцы для недопущения на стройку цистерн с топливом). Правда, на днях Арбитражный суд Архангельской области постановил снести здания, возведённые "Технопарком" у станции Шиес, так что не до конца понятно, где в перспективе будут жить рабочие и охранники.

Что же касается народного палаточного лагеря, то о происходящем в нём высказываются разные мнения. С одной стороны, посещающие Ленский район оппозиционные политики достаточно высокого уровня вроде Михаила Светова, или Евгения Ройзмана выражают поддержку протестующим, говорят о формировании на Шиесе реального гражданского общества и чуть ли не условного "Города Солнца". С другой — некоторые протестные активисты утверждают, что в лагере жёсткие условия, и рады там далеко не всем. В целом же станция Шиес это некая "ничейная земля", каковая часто изображается в компьютерных играх, посвящённых выживанию во время разного рода конфликтов.

Чтобы составить собственное мнение на этот счёт, главный редактор НД29 отправился отмечать годовщину первого визита на Шиес в эпицентре событий, подготовив в итоге новый большой материал о положении дел в Ленском районе Архангельской области.

Примерная карта-схема окрестностей станции Шиес на 05.01.2020. 

Дорога домой

Многие участники «шиесской обороны» воспринимают поездки в Ленский район как дорогу домой. Но что же такое для человека «дом»? Доверительные человеческие отношения, совместное проживание, общность целей…

На Шиес и с Шиеса ведёт много путей. Кратчайший из них — по железной дороге добраться до Мадмаса, ближайшей железнодорожной станции в одноименном посёлке. Станцию Шиес закрыли ещё в начале лета, протестная Урдома находится от Шиеса значительно дальше Мадмаса.

Мимо Мадмаса два раза в день проезжает поезд из Москвы в Воркуту и обратно. В Котласе можно сесть в сидячий вагон № 9 (ранее № 10) и через несколько часов пути выйти в Мадмасе, попутно увидев Шиес из окна вагона. В лучшие времена можно было выйти прямо на Шиесе, но с июня 2019 года станция закрыта особым распоряжением РЖД.

Так получилось, что вагон ещё не поехал, а я уже познакомился с несколькими людьми, направляющимися прямиком в лагерь «Ленинград» — именно так называется центральная протестная локация рядом со стройкой ООО «Технопарк».

Четыре молодых парня из Онеги рассказали, что добирались до Котласа на машине. К поездке на Шиес их подтолкнула ситуация в родном районе — «Говорят, у нас у моря будут тоже строить свалку, как на Шиесе (На ст. Нименьга — НД29), хотим посмотреть, что это такое». Рядом сидит благообразный мужчина из Красноборска с седой бородкой. Для него поездка на Шиес — буквально религиозное паломничество. Раньше он не раз бывал в северных монастырях, а Ленский район решил посетить, так как «Слышал, что православная церковь такие поездки одобряет».

На полустанке «Котлас Узловой» в вагон вошёл плотно сложенный человек в охотничьем костюме с различными милитари-нашивками, среди которых удалось безошибочно опознать чёрную полоску с надписью «ОбъединивШИЕСя». Судя по всему, ехал он на Шиес далеко уже не в первый раз. А при выходе в тамбур перед высадкой на Мадмасе, мне протянул руку улыбающийся мужчина, на куртке которого значок «STOP SHIES» соседствовал с эмблемой «Другой России».

— Александр Раймонди, Санкт-Петербург — представился активист. Как выяснилось, он с 2012 года состоит в «Другой России» и постоянно участвует в различных протестных акциях и иной политической деятельности. При этом довольно значимое место в его жизни занимает именно борьба за экологию, потому-то он и оказался в Ленском районе, первый раз — осенью 2019 года.

— На Шиесе я сразу же понял, что не нужно никому индивидуальную политическую повестку толкать, потому что этот протест начали простые люди, изначально не политизированные. Только вопиющая ситуация заставила их пойти против свалки, а значит, и против власти. К сожалению, некоторые политики приезжают сюда на один день, просто попиариться: вешают свой флажок рядом с другими, раздают атрибутику и сразу же покидают станцию — рассказывает Раймонди, тактично отказываясь называть политическую принадлежность «пиарщиков».

Комментарий я беру в салоне «буханки», крест-накрест которого раскинулись доски, где и сидят защитники Шиеса. Всех, вышедших на Мадмасе, встретил водитель этого УАЗа, идущего прямиком в сторону аванпоста активистов «Костёр». Несмотря на инженерное решение, салон переполнен. Примерно на середине пути УАЗик останавливается, все выходят и дожидаются другой машины, которая привезёт покинувших лагерь активистов. Вот и она! Настоящие и будущие защитники жмут друг другу руки и представляются. Неизвестно, когда эти люди увидятся вновь, и увидятся ли вообще. Но в воздухе витает дух товарищества и сопереживания за общее дело. Уже скоро они пополнят список пассажиров вагона № 9, спешащего в обратном направлении, а мы перегружаем свои пожитки и вновь трясёмся на глухой лесной дороге.

Стремительно темнеет. Наконец, «буханка» останавливается у строения, относящегося к аванпосту «Костёр» в окрестностях станции Шиес.

«Коммуна Шиес»

Меня тепло встречает Николай Григорьев — один из попутчиков по дороге на Шиес годовой давности, в недавнем прошлом так же активист «Другой России». Кроме неоднократных посещений Шиеса он ездил в Нименьгу и Нёноксу, когда там возникала угроза экологии, был оштрафован за участие в шествии и митинге 7 апреля 2019 года.

— А 31 декабря сделали подарочек — пришёл иск о лишении меня родительских прав от органов опеки — рассказывает Николай, когда группа новичков при свете фонариков выдвигается для финального марш-броска к станции — Полицейские мне до этого обещали, мол, не бросишь заниматься протестной деятельностью — лишим ребёнка. И вот, пожалуйста, все факты обо мне соединили, и на этом основании добиваются своего!

Аванпост «Костёр» отличается от других обилием автомобильной техники и наличием понятной агитации. "Ура, Дружина!" встречает всех новоприбывших надпись на плакате с хищной птицей. Но не всем тут рады, в таком же стиле выполнен и транспарант с цитатой про меч, приписываемой Александру Невскому. Неподалёку под деревом прикопано чучело в рыцарском шлеме.

От поста «Костёр» до станции Шиес спокойным шагом идти около двадцати минут. Николай рассказывает об окрестностях — вот в том замёрзшем ныне ручье брали воду летом, вот там стоит второй поклонный крест, а несколько деревянных балок у дороги — всё, что осталось от мелькавшего ранее в федеральных СМИ поста «Сталинград».

Впрочем, место расположения самого первого наблюдательного пункта «Вахта» и вовсе можно узнать только по ёлке, на которой висели игрушки в начале 2019 года. Кто их не видел — пройдёт мимо и ничего не заметит. Его жилой вагончик полиция конфисковала ещё весной, не так давно он вернулся на «Костёр», и поныне стоит там в глубоком резерве. А на месте выхода из леса к «Вахте» уже можно увидеть, как вдали горят огни станции Шиес.

— Шиес наш! — прикладывая ладони ко рту, кричит Николай в сторону длинной гряды щебня, Оттуда мигают фонариком и отвечают приветственными криками. Проходит ещё минут 10, и мы переходим пути. По обеим сторонам от цепочки людей стоят две тёмные фигуры. Сначала мне кажется, что кто-то из лагеря вышел встретить новую команду, но потом становится ясно — это сотрудники пресловутого ЧОП «Гарант Безопасности». Их лица тщательно закрыты то ли полумасками, то ли высокими воротниками. Чуть дальше располагается ещё один пост охраны со сторожевой будкой, чтобы укрыться от непогоды.

На входе в лагерь висит информационная доска, используемая для агитации. Рядом стоит "памятник" Древарху Просветлённому — одна из пар его крыльев на шесте, тиара "человека-дерево" и тот самый пистолет, из которого он обстреливал сотрудников ЧОП и полицейских 31 мая прошлого года. Рядом на десятках флагштоков развеваются флаги самых разнообразных политических движений. Вообще же на Шиесе наибольшее распространение имеют флаги Урдомы, Республики Коми и полотнища с различной долей красного на них и самыми разными эмблемами — от социалистических звёзд до языческих коловратов. В лагере новоприбывших сразу же заводят в столовую — главное строение лагеря «Ленинград». Там могут одновременно разместиться до полусотни человек. Все желающие получают ужин и садятся на длинные скамьи за стол, заставленный различной утварью. После еды людей распределяют по спальным местам. Мне выпало жить в большой и недавно поставленной армейской палатке больше чем с десятком кроватей на прочном деревянном полу, отапливаемой двумя печками-буржуйками. Её прислали неравнодушные жители Дальнего Востока. Хорошо заметно, что присылаемые со всей страны средства на помощь Шиесу тратятся исключительно на нужды лагеря, коих очень и очень много.

В шесть часов в столовой проходит ежевечернее организационное собрание. На него по радиосвязи поочерёдно вызывают коммунаров со всех постов вокруг стройки. Первым делом защитники записываются на дежурства, каковые идут круглосуточно. Людей, приехавших погостить на январские праздники, в лагере достаточно, так что к опытным коммунарам на усиление прикрепляют новичков. Затем начинается рассмотрение насущных вопросов. У каждого присутствующего есть право голоса, некую модерацию процесса обеспечивает хорошо известная в коммуне урдомчанка Анна Шекалова, о репрессиях против которой мы неоднократно писали летом прошлого года.

Прошлым вечером коммуна приняла зарифмованный свод правил поведения на своей территории. На этот раз всё было более прозаично — решался вопрос с сооружением нового туалета на посту «Крепость». Начавшие рыть выгребную яму волонтёры довольно быстро пробили «глиняный замок» (слова эти были встречены дружным хохотом), дно заполнила болотная вода, и устройство туалета стало занятием крайне сомнительным — ведь на «Крепости» находится ещё и отрытый летом колодец, из которого берут воду для нужд лагеря. После двадцати минут обсуждения люди находят временное решение бытовой проблемы и постепенно разбредаются из столовой.

Посты, кресты, огни…

Пользуясь временным затишьем, Николай устраивает нескольким новичкам экскурсию по лагерю. Как можно заметить на представленной в начале карте, посты защитников Шиеса расположены так, чтобы полностью заблокировать все дороги на территорию стройки. С севера на пути стоит «Костёр», там обычно изредка прорываются бензовозы с топливом.

Ещё один лесной зимник, прямиком на Мадмас, стал местом самого первого столкновения между строителями и защитниками Шиеса в ночь на 15 марта 2019 года. И до сих пор с «поля боя» не убраны остатки разбитого вагончика, правда, его до неузнаваемости замело снегом. Опознать разве что можно по одинокому флагштоку с провисшим флагом Республики Коми. О более поздних столкновениях активистов с охранниками напоминают разобранные секции забора, которые защитники Шиеса сняли после истечения сроков аренды земельного участка, ожидающего сейчас «рекультивации».

После пяти минут прогулки по лесной дороге открывается вид на комплекс времянок, самая ближняя из которых увенчана большим кубинским флагом. На указателе написано «Баня». Тут тоже живут активисты и дежурят, собственно, банщики. Задник самой бани украшает красноречивая надпись «НЕ ПРОЙДЁШЬ!», как бы обозначая, что когда-то это был боевой блокпост, ныне ставший уютным тылом.

— Тут пару дней назад к нам приходила женщина — со смехом рассказывает один из активистов, дожидающийся заранее поставленного чая — И давай возмущаться, почему у нас тут висит портрет Иосифа Сталина. Мы говорим, вот приезжали сюда ребята-коммунисты, жили, хворост заготовляли, дрова рубили и повесили его. И им в радость, и нам не мешает. А она в ответ: «А если я дрова нарублю, то можно тогда и Гитлера вешать?!». Но дрова рубить не стала, а скоро и вовсе уехала…

Сбор валежника и колка завезённых дров — одна из постоянных забот зимнего лагеря. Ранее прибывавшие на Шиес люди в обязательном порядке включались в такие работы, это был буквально вопрос выживания. Сейчас сделаны значительные запасы топлива, и проблема потеряла свою остроту.

От «Бани» идёт долгая лесная тропинка вдоль невидимого за деревьями забора стройки. По пути можно оценить, как из-за времени года меняется ландшафт местности — использовавшийся летом и осенью мостик через ручей стоит заброшенный. Неподалёку от руин посёлка Шиес проходит развилка, мы идём прямо и выходим к посту «Крепость».

Получил пост своё название из-за того, что расположился в тени какой-то полуразрушенной постройки, рядом с которой уже выросли деревья выше неё. «Крепость» это крайний пост волонтёров, он оформлен так, что живо напоминает о временах ВОВ. Самодельные таблички в окрестностях поста украшают белорусские названия. Дело в том, что мини-лагерь это аллюзия на Брестскую крепость. Частенько туда заглядывают гости из Беларуси, последний такой вылепил из снега несколько танков по периметру. Кроме белорусской тематики встречается и «родноверческая» — ведь неподалёку расположилось капище, которое любезно показал один из постоянных жителей «Крепости».

Часто кланяясь массивным веткам девственного леса, мы идём по узенькой тропке до небольшой полянки правильной круглой формы с небольшим углублением посередине.

— Его долго искали, потому что откуда-то стало известно, что есть капище старое — рассказывает проводник — Долго ходили по лесу кругами и в конце концов вышли на эту поляну. Был такой Юра, он обратил внимание на правильную форму, и что ветки деревьев вокруг склонены. Воткнул шест в середину — а там двадцать четыре бревна уложены в пирамидку и смолой запечатаны…

Впрочем, родноверов среди пришедших не было, так что люди просто постояли на полянке и вернулись к «Крепости». Если идти от неё назад и на развилке повернуть, то довольно долгая тропка выведет к поклонному крест, установленному ещё осенью 2018 года. В дополнение к нему теперь на ближайшем дереве стоит лампадка с православной иконой. По сути, это самая ближайшая локация коммуны к забору «Технопарка» с южной стороны стройки.

А напоследок нам показали ту самую несостоявшуюся выгребную яму, которая моментально заполнилась болотной водой. Наглядно видно, на каком уровне под землёй уже "мокро", и насколько справедливы опасения противников свалки о проседании и размывании болотных почв под тяжестью крупногабаритных брикетов с мусором.

Экотехнопарк Шиес: вид сверху

А следующий рассвет я встречал уже на высшей точке в округе — посту «Щебень». Защитники Шиеса устроили наблюдательный пункт на горе щебня, которым «Технопарк» отсыпал участок у самых ж/д путей, чтобы обезопасить их от разрушения при работах по сооружению свалки. Однако территория с кучами к «Технопарку» не относится, его представители пытались объявить щебень частной собственностью, но из-за правовой противоречивости этого заявления оставили попытки защищать кучу от посягательств. Тем не менее, рядом обычно дежурит охранник.Вероятно, он призван ещё и следить за порядком в информационном центре ООО «Технопарк». Надпись на вывеске гласит, что с понедельника по субботу посетителям рассказывают о выгодах и экологичности складирования в Ленском районе московских отходов. Правда, палатка выглядит давно заброшенной и вообще не предназначенной для ведения долгих разъяснительных бесед в условиях зимы. Охранники ЧОПа не расположены к ведению разговоров, и сильно переживают даже при наведении на них фотоаппарата, хотя из-под масок лиц всё равно не видно…

Впрочем, и знаменитые на всю страну домики станции Шиес стоят занесённый снегом — живущие на станции «технопарковцы» игнорируют собственность РЖД. И это при том, что каждое утро для смены рабочих приезжает «дежурка». Значительно реже, но всё же именно поездом на станцию завозят продовольствие.

Хотя в июне ООО «Технопарк» объявили об остановке стройки до проведения изысканий, явственно видно, что на стройплощадке до сих пор находятся около сотни рабочих и охранников. Пока вторые посменно дежурят на постах, первые разгребают снег на территории «Технопарка». Да и несколько рабочих машин техобслуживания у ангара так никуда вывозить и не собираются, как бы намекая, что при случае всё готово к возобновлению работ.

Напомним, что все постройки с фотографий, кроме двух домиков железнодорожной станции Шиес, должны быть снесены в месячный срок по недавнему решению Арбитражного суда Архангельской области. Представители ООО «Технопарк» настаивают на том, что этот комплекс вообще не относится к будущей свалке, а нужен для проживания экологов, проводящих некие изыскания, но публично их так до сих пор и не заявили, да и люди, разгуливающие по закрытой территории, на экологов не похожи.

Стоящие на горе дежурные из лагеря внимательно осматривают окрестности в бинокль, передают по радиосвязи свои наблюдения. Кстати, дежурным поста «Щебень» выдают переходящую амуницию — советские армейские полушубки. Они хорошо защищают от непогоды, пережидать которую на заснеженной вершине порой очень непросто.

Ещё одна обязанность поста — встречать проходящие мимо станции Шиес поезда. Их машинисты практически всегда дают приветственные гудки, когда приближаются к станции и минуют лагерь «Ленинград». Если поезд пассажирский, то из окон жилых вагонов дежурным сигнализируют люди — машут руками днём или мигают фонариками смартфонов ночью. Уже после моего отъезда на станцию пригнали товарный состав, вероятно, чтобы заслонить его вагонами вид на Шиес…

Через два часа дежурства нас приходит заменить новый наряд во главе с Анной Шекаловой. Мы возвращаемся обратно в лагерь, который продолжает жить своей жизнью. Правда, наблюдается оживление — как раз прибыли десятки жителей Сыктывкара отметить годовщину первой объединённой народной инспекции на Шиес.

Что же в итоге? За время, проведённое в лагере, стало понятно, что слухи о его политизированности сильно преувеличены. Каждый в коммуне может придерживаться собственных политических убеждений, ведь общая цель — остановка стройки на Шиесе — от них никак не зависит. Раздоры и склоки в протестном сообществе, как водится, начинаются ближе к северным агломерациям, где оппозиционерам сейчас, видимо, больше нечем заняться, кроме как провоцировать конфликты, а зачем участвовать в них.

За год удалось на законных основаниях практически полностью блокировать стройку и наладить инфраструктуру осадного лагеря, начинавшегося как наблюдательный пункт для нескольких человек в маленьком балке "Вахта". Теперь на всех постах находятся десятки активистов, а при сигнале тревоги очень быстро их могут стать сотни и даже тысячи. После серии столкновений и обострения ситуации охранники перестали агрессивно себя вести по отношению к протестантам, полиция так же соблюдает корректность. 

Таким образом, Шиес уже войдёт в историю, как крупный ненасильственный протест, заставивший власть всерьёз с собой считаться. Увенчается ли он полной победой после "учёта мнения населения" по весне — покажет время, но за год проект "Экотехнопарк Шиес" загнали на запасной путь неравнодушные жители Архангельской области и всей России, а обратная сторона так и не смогла представить наглядные доказательства его целесообразности. Во всяком случае, на Шиесе их точно нет.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь − три =