За финансовой свободой — «Новый Восход»? В Архангельске зародился фестиваль «модной» музыки

 Фото: Олег Комиссаров

Он стал инновационной составляющей вторых Arkhangelsk Music Weeks.

В столице Поморья продолжаются Arkhangelsk Music Weeks или Архангельские недели музыки. В их основе лежит исторически сложившаяся договорённость многолетних городских музыкальных фестивалей с международным статусом «Беломор-Буги» и «Дни Джаза». Дело в том, что их оргкомитеты довольно давно договаривались таким образом, чтобы музыкальные события не накладывались друг на друга и не «отбирали» друг у друга зрителей.

В 2019 году к этому процессу подключилась Поморская филармония, начало сезона в которой так же приходятся на осень. Директор филармонии Василий Ларионов нашёл в себе силы объединить три важнейших музыкальных события осени под одним брендом Arkhangelsk Music Weeks, получив на него дополнительное финансирование по линии Министерства культуры и грантовых инициатив, а значит, и некую «свободу для маневра».

В 2020 году к трём составным частям недель музыки присоединили ещё одну. Дело в том, что помимо перечисленных сторон, в Архангельске, как и любом крупном культурном городе, так же проводятся коммерческие концерты приезжих звёзд. И их устроители уж точно ни с кем не договариваются, что вполне логично.

Но теперь и эта составляющая музыкальной жизни города поставлена «неделями музыки» в двоякое положение. С этого года в её рамках регулярно обещают проводить «Новый Восход» – однодневный фестиваль, который объединит нескольких современных и актуальных исполнителей. Во всяком случае, так анонсировали первое мероприятие под этим названием. А оправдался ли анонс – в нашем материале. 

Молодость и популярность

Фестиваль на сцене клуба М33 открыл молодой и малоизвестный исполнитель ХМЫРОВ (ударение на последний слог). Артист из Санкт-Петербурга быстро признался, что приезд в Архангельск это первые в его жизни гастроли. Если посмотреть на паблик ХМЫРОВА «Вконтакте», там всё по науке – синглы, альбомы, возможность купить творчество и тем самым поддержать молодой талант.

По содержанию же ХМЫРОВ мало чем отличается от сотен подобных ему исполнителей, которые появились в России за последние годы. Минималистическое звуковое сопровождение скрашивается его приятностью для уха, обусловленной отсутствием раздражающей составляющей. ХМЫРОВ и его группа поддержки на сцене изображают всё тех же хорошо знакомых рэперов, но без слащавости R’N’B и жёсткости андеграунда, зато с лёгким уклоном в инди-поп.

Всё это дополняют достаточно позитивные и бодрые тексты. Повторюсь, подобных исполнителей в России сейчас десятки и сотни, но при этом под конец выступления ХМЫРОВ на танцполе было людей больше, чем во время вечерних финалов недавно прошедшего в рамках Arkhangelsk Music Weeks 27-го рок-фестиваля «Беломор-Буги». И хотя многие посетители «Нового Восхода» пришли явно не ради ХМЫРОВ, они с энтузиазмом откликнулись на его призыв потанцевать у сцены. А что ещё надо для успеха группы, приглашённой в качестве разогрева?!

Так что когда настал черёд АИГЕЛ, танцпол был уже полон людьми и не пустел до самого конца всего шоу. Конечно, из-за коронавирусной ситуации и различных ограничений в М33 собралось не так много слушателей, всего около 500 человек. Но зато после ХМЫРОВ они активно поддерживали исполнителей танцами и просто личным присутствием на ногах, а не за столиками. Надо отметить, что более 90 % собравшихся это молодые люди, для которых опасность COVID-19 считается минимальной. 

Теперь об АИГЕЛ. Это как раз пример молодого исполнителя, внезапно и стремительно ставшего популярным. АИГЕЛ есть творческая коллаборация поэтессы Айгель Гайсиной и экс-участника недавно выступавших в Архангельске СБПЧ Ильи Барамии. Их стиль определить сложно – до начала музыкальной карьеры Айгель уже была состоявшейся поэтессой, по образованию она и вовсе актриса озвучивания. Следует так же добавить, что лирика первых альбомов АИГЕЛ была посвящена тюремной теме в связи с личной драмой в жизни Айгель (её возлюбленный попал в места не столь отдалённые, хотя против этого была даже потерпевшая сторона).

Но сейчас АИГЕЛ уже отошли от творческого осмысления взаимоотношений граждан РФ с уголовно-исправительной системой, видимо, исчерпав эту тему. Остался запоминающийся стиль, сочетание довольно сложных аранжировок с мелодекламацией Айгель, образующих вместе тот самый «экспериментальный хип-хоп», до которого всё ещё падки современные меломаны.

Надо отметить, что «Новый Восход» действительно стал для группы таковым – Айгель и Илья впервые встретились и выступили перед живой аудитории с самого начала карантинных мероприятий, то есть с марта. Другие подробности о деятельности АИГЕЛ на карантине и отношению артистов к ряду вещей мы обсудили в ходе получасового интервью, которое уже опубликовано на НД29.

Протест социальный и художественный

Довольно удивительно, что сразу после электронщиков АИГЕЛ на сцену выпустили белорусскую пост-панк группу ПЕТЛЯ ПРИСТРАСТИЯ. Это самая долгоиграющая команда фестиваля, которая творит с 2004 года. Сложившаяся команда имеет фанов по всему СНГ и за его пределами, причём из-за коронавирусных ограничений так же выступает сейчас крайне редко. 

При этом панк-группа сейчас актуализировала своё творчество на ниве протеста в Республике Беларусь. Действительно, кому, если не панкам, поддержать требования большой части населения о честных демократических выборах, выступить против полицейского насилия? Такую гражданскую позицию нельзя не поприветствовать.

Точно так же, как нельзя не осудить выкрики ряда фанатов ПЕТЛИ в М33 и повышенный интерес ряда местных СМИ к музыкантам, как политическим активистам. Всё это довольно скользкая тема, так как хороший музыкант, прежде всего, остаётся музыкантом, а слишком активное использование его образа в политике порой влечёт за собой недоразумения. Участники ПЕТЛИ ПРИСТРАСТИЯ могут сколь угодно долго рассказывать о своих симпатиях к России и россиянам, куда ещё не раз поедут выступать за гонорар, но значительная часть белорусской оппозиции независимо от этого хочет политически дистанцироваться от России как можно дальше, это задокументированный факт.

Если же говорить о самом выступлении, то приятно было видеть танцующими под песни ПЕТЛИ как представителей архангельской независимой панк-сцены, так и некоторых участников команды всё того же «Беломор-Буги». Группу долго уговаривали сыграть на бис, музыканты в ответ обещали обязательно вернуться, очень хотелось бы верить, что это действительно произойдёт. Композиции минских гостей отличались в целом позитивной здоровой энергетикой и, что немаловажно, приемлимым звучанием.

Ибо вышедшим последними SHORTPARIS, считающимися лучшей концертной группой России, не смог обеспечить нормальный концерт даже привезённый звукорежиссёр. Звук в М33 это отдельный повод для нареканий, в большинстве случаев «пациент скорее мёртв, чем жив», но во время игры SHORTPARIS всё было так плохо, что некоторые композиции поначалу и узнать-то становилось серьёзной проблемой. Так же не было практически никакой работы со светом (кстати, этот момент имелся и у «Беломор-Буги»), за исключением кровавой атмосферной подсветки перед выступлением.

Если же не брать в расчёт проблемы со звуком, то SHORTPARIS выложились на полную. Коллектив в своём творчестве постоянно занят поиском аудиовизуальных образов, а множество его музыкальных премий в разных номинациях подтверждают, что поиск идёт успешно. Фактически у SHORTPARIS два активных фронтмена – вокалист Николай Комягин и барабанщик, перкуссионист и бэк-вокалист Данила Холодков. Эта пара, возможно, просто искрила бы от своей энергии, если бы не расходовала её на дикие танцы, часть перформанса, который они регулярно устраивают на сцене, выкладываясь на полную. С ними контрастируют стоящий почти за сценой гитарист Александр Ионин, меланхолично перебирающий струны, звуки от которых складываются не в одно запоминающееся соло.

Кстати, лично я бы провёл параллели не только с Сергеем Курёхиным и его ПОП-МЕХАНИКОЙ (это сравнение прямо-таки преследует SHORTPARIS), но и с Петром Мамоновым и ЗВУКАМИ МУ, которые так же никогда не были чужды добавить на выступлениях элемент танцевального шоу, причём в собственном исполнении. Достаточно в творчестве SHORTPARIS и абсурдистского элемента.

Примечательно. что хотя SHORTPARIS и имеет набор инструментов, довольно типичный для рок-группы, как рок-группа совершенно не воспринимается. Тут настоящий музыкальный авангард, причём по сути довольно протестный по духу и общему настрою, но почти всегда с двойным, а то и тройным смыслом. Совсем не случайно, что о них очень тепло отзывался Михаил Козырев на своей лекции «Музыка Протеста» в рамках прошлогодних Архангельских недель музыки.

Использование сразу двух барабанных установок и звуков, помимо слов текстов, добавляет в действо атмосферы. И снова очень приятно, что такое важное явление в современной российской музыке удалось привезти в Архангельск, да ещё и в рамках местного бренда «городских недель музыки» (ранее SHORTPARIS участвовали в аналогичном мероприятии в Таллине). 

Как рассказали мне сотрудники Поморской филармонии, участники SHORTPARIS специально выделили время, чтобы осмотреть архангельскую Кирху, говорили и о своих симпатиях к Русскому Северу и желанию вернуться сюда снова. Что ж, будем ждать новых явлений современных музыкальных художников, только вот очень желательно, ещё и с хорошим звучанием…

Вот так и прошёл в Архангельске первый фестиваль «Новый Восход». Учитывая невысокую цену за билеты на шоу от трёх популярных и интересных музыкальных групп, и «срезанную» коронавирусными ограничениями аудиторию, вряд ли организаторы могут рассчитывать на прибыль по итогу действа. Однако же остаётся надежда, что поддержка Минкульта и общая коллаборация нескольких фестивалей всё же вытянет «Новый Восход», и он повторится на Arkhangelsk Music Weeks-2021 с не менее интересным составом участников. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *