Берестяная лодка тому, кто реками пойдет от Котласа до Владивостока!

 Фото: regnum.ru

Огромную страну сложили на берестяных лодках?

Сетевое издание «Новости Дня 29» начинает новый партнёрский проект с ИА REGNUM. В его рамках будут публиковаться некоторые материалы указанного информационного агентства. Напомним, в 2015 – 2019 гг. аналогичный проект реализовывался совместно с ИА «Русская Планета».

Года три назад в деревне под Котласом познакомился с Александром Шутихиным — берестяных дел мастером. Живет он туесами, которых делает по 1000 штук в год, а для души и по заказу музеев шьет лодки из бересты. В музеях уже 19 таких его суденышек. У Александра Владимировича есть четырех-, шести‑ и восьмиметровые лодки на 2—4 человека и 100 кг груза.

Шутихин убежден, что Россия стала огромной страной благодаря именно этим лодкам. Общепризнанная версия, что чудское Заволочье покорили новгородцы на ушкуях — наборных судах в 500 килограмм, да с грузом, вызывает у мастера улыбку. На волоках по нескольку километров через лес, и новгородские ватаги с ушкуями застряли бы навеки. Берестяные лодки он считает детищем финно-угров и самодийских народов, которые покупали новгородцы, а при покорении Сибири — казаки и стрельцы.

Археологических находок, доказывающих эту версию, нет, но многое в Истории держится на паре артефактов. А тексты с упоминанием такого транспорта имеются у Г. Миллера: «Противо Намака с Кети реки на волок, до Тыи реки, пешему человеку нести на себе 2 пуда, итить 2 дни, а зимним путем на нартах итить два ж дни, и на Тые делать струги или зырянские каюки страдные, и от тово волоку от Тыи Тыею речкою на большую реку Кемь полднища, (а рекою Кемью) плыти на Енисею день и, выплыв на Енисею, по Енисею в верх до Тунгуски реки неоплошно итить день ходу» (1). «Зырянские каюки» — то, что шьет Шутихин.

Лодка из бересты готова, А. Мартынов и А. Шутихин перед плаванием на Соловки
Лодка из бересты готова, А. Мартынов и А. Шутихин перед плаванием на Соловки. Личный архив А.Шутихина

 

Поднять лодку одной рукой

В пользу его версии — вес берестяных лодок. Его четырехметровую я поднял одной рукой — весила она всего 17 кг, а нести могла около 250 кг — двух человек в одежде и груз в 100 кг. Тащить такую лодку километра 3—4 по волоку реальнее ушкуя.

В 2009 году Александр Шутихин как ученый, испытавший изобретенную вакцину на себе, проверил версии о заселении Соловков в первобытные времена. Датировать появление человека на Соловках позволили исследования первобытных стоянок — самые ранние из них появились 6500 лет назад. Александр Мартынов, главный соловецкий археолог, и директор Соловецкого музея-заповедника Михаил Лопаткин тогда попросили А. Шутихина проверить мореходность его «плавсредства». Как впоследствии писал А. Мартынов, из плотов, лодок-долбленок и составных лодок из бересты наиболее мореходной оказалась берестяная. Пришли к такому выводу после морского похода на Соловки.

 

6500 лет назад до Соловков на плотах, долбленках или берестяных лодках?

Александр Мартынов, соловецкий археолог: «Каменный инвентарь стоянок (топоры, ножи, скребки и пр.) позволят осуществлять заготовки материала для собственно плотов (дерево достаточного диаметра) и парусов (шкуры морских и лесных животных)… Что касается непосредственно передвижения по морю на дальние расстояния, то оно… было осложнено многочисленными морскими течениями… плавание на плотах было, видимо, возможно только в относительно тихую погоду… при слабом ветре. Все это делает практически невозможным передвижение по морю на плотах на дальние расстояния в течение длительного времени». Способ второй — на лодках-долблёнках (возможно, с балансиром). … заготовка и обработка (выдалбливание) их представляется очень трудоемким и длительным процессом.
Передвижение по приполярному морю на «плавсредствах» такого рода представляется также небезопасным, но гораздо менее зависимым от морских течений по сравнению с плотами. Возможным было использование паруса. Ни в археологических материалах соседних стоянок, ни в беломорских наскальных изображениях… в пользу первого или второго способов мореплавания нет.
Способ третий — на каркасных лодках. Имеющиеся в распоряжении исследователей источники указывают на вероятность наиболее простого способа изготовления и использования для хождения на значительные расстояния по Белому морю именно каркасных лодок. Каменный инвентарь всех без исключения стоянок указывает на возможность быстрой заготовки и обработки тонких деревьев и веток для весел… и обработки шкур убитых животных, необходимых для обшивки лодок… Преимущества изготовления и использования лодок… перед плотами и лодками-долблёнками очевидны. Их устройство требует меньше времени, и они легки для переноски… Косвенным аргументом в пользу строительства, а в эпоху камня можно считать использование подобных средств передвижения… жителями Севера Евразии и Аляски в XX веке и ранее» (2).
 

В такой воде сердце остановилось бы через 5 минут

Александр Шутихин: «Стартовать решили из Кеми, на постройку лодки по графику отвели 3 дня. Я заготовил материалы — вокруг Кеми ничего подходящего не было. Деревья были, а материалов нет. Шили лодку мы пару дней. Наиболее гигроскопичны свежие материалы».

Старт в Кеми 30 мая 2009 года
Александр Мартынов: «Этап первый. Заготовка материала. Для строительства берестяной лодки необходим следующий материал: береста для обшивки, ветки ели для изготовления бортов и шпангоутов, сосновый корень для сшивания бересты и крепления ее к бортам, ветки сосновых деревьев для прокладки стрингеров, еловая смола, смешанная с животным жиром» (3).

Александр Шутихин: «В смолу обязательно добавляют жир — такой герметик придает лодке гибкость. Она не противостоит волне, а повторяет ее профиль, благодаря чему — мореходна. Промазывать смолой корпус из бересты нет необходимости — воду он итак не пропускает».

Александр Мартынов: «Этап второй. Строительство. Трудозатраты относительно небольшие. Даже два человека при достаточном опыте и наличии поблизости материала могут сделать лодку за 6—4 световых дня: один день уходит на заготовку и обработку материала, два — на прошивку берестяных пластов и один — на сборку каркаса лодки» (4).

После отдыха на Немецких Кузовах снова к Соловкам
После отдыха на Немецких Кузовах снова к Соловкам. Личный архив А.Шутихина
 
Александр Шутихин: «Собрались мы в море к 11 часам 30 мая 2009 года. К тому времени я ходил на лодке по Кенскому волоку, Северной Двине и знал, на что она способна. За весь переход я ни разу не боялся за себя и моего напарника. Через 15 минут после старта и Александр Мартынов, как и я, был уверен в успехе. Нас сопровождали 4 судна — два катера Соловецкого музея с его директором Михаилом Лопаткиным на борту и два спасательных катера МЧС Карелии. Беспокойство вызывала температура морской воды — всего 2 градуса. Как известно, при такой температуре сердце попавшего в воду останавливается через 3—4 минуты. МЧСовец спросил меня: «В баню ходили?» — «Ходил». — «В прорубь после нее ныряли?» — «Нырял». — «Знаете, что иногда бывает с ныряющими после бани?»

Провожающие собирались съесть свои шапки, если мы доберемся до Соловков. Я не злой, не напоминаю им об этой клятве. МЧСовцы также успокоились через 15 минут после старта и вскоре перестали нас сопровождать…»

А. Шутихин даст берестяную лодку тому, кто готов пойти трассой от Котласа к Комсомольску-на-Амуре
А. Шутихин даст берестяную лодку тому, кто готов пойти трассой от Котласа к Комсомольску-на-Амуре. Личный архив А.Шутихина

 

Чем ниже «пятая точка», тем больше остойчивость судна

Александр Мартынов: «Этап третий. Переход по маршруту Кемь (Рабочеостровск) — Кузова — Соловки. Переход от Рабоче6островска до о. Немецкий Кузов (22—23 км) был осуществлен за 6 часов со средней скоростью 3—3,5 км ч с двумя короткими (по 15—20 мин) остановками на промежуточных островах… Лодку сопровождали два скоростных катера службы безопасности Соловецкого музея заповедника… и теплоход «Печак», обеспечивающий безопасность экипажа лодки.

После 5-часовой остановки на о. Немецкий Кузов лодка взяла курс на Большой Заяцкий остров Соловецкого архипелага. …Резкое падение температуры выявило еще одну проблему: прекращая из-за усталости работу веслами, гребцы быстро начинали мерзнуть, возобновляя работу — быстро утомлялись.

Ее конструкция и отсутствие киля позволяют лодке подниматься и опускаться на любой по направлению волне… В ходе эксперимента берестяная лодка без напряжения выдержала волнение до 2 баллов (высота волны до 0,7 м)… В условиях Белого моря с его нечастыми штормами… на такой лодке «сходить» на Соловки можно было много раз» (5).

«Эксперимент удался, заканчиваем», — директор Соловецкого музея М. Лопаткин
«Эксперимент удался, заканчиваем», — директор Соловецкого музея М. Лопаткин. Личный архив А.Шутихина
 
Александр Шутихин: «Самая большая волна, которую мы выдержали, была высотой 0,8 метра — 2 балла. В отличие от речной волны, морские волны длинные, и лодка еще всходила на нее, когда нос уже опускался — чудеса гибкости. Для остойчивости в ней надо поместить «пятую точку» как можно ниже, сесть на дно. Все мы рассчитали, кроме морских течений — оно помогло добраться до Немецких Кузовов, продолжили путешествие уже вечером — ждать утра было опасно, погода могла смениться, а сидеть на Кузовах в ожидании хорошей — не входило в планы. Мы уже прошли две трети пути, как Лопаткин потерял терпение. Его можно понять — мы идем на веслах со скоростью 3 км/ч, а он кружит на катере, когда на Соловках ждут дела».
Берестяная лодка у беломорского острова Немецкие Кузова
Берестяная лодка у беломорского острова Немецкие Кузова. Личный архив А.Шутихина

 

Вечная память Михаилу Лопаткину

Александр Шутихин: «Когда мы прошли две трети пути, Михаил Васильевич заявил, что эксперимент удался и продолжать плавание нет смысла: «Вы не спортсмены, — сказал директор Соловецкого музея. — Хороший был человек, вечная память», — сказал об умершем в 2020 году М. В. Лопаткине Александр Владимирович»

Мастеру берестяных лодок Александру Владимировичу Шутихину уже 60. На вопрос, когда ждать новых походов, ведь подвиги со временем забываются, он стал отнекиваться, но в конце концов признался о мечте. Он давно готов сшить большую лодку и отдать ее в надежные руки для путешествия от Котласа до Владивостока по рекам Печоре, Оби, Енисею, Ангаре, Амуру. Это трасса покорения Сибири, «торная дорожка» русских первопроходцев. Об этом пути наверняка знали уроженец котласской земли Ерофей Хабаров и пинежской земли Семен Дежнев.

Примечания:

  1. Г. Ф. МИЛЛЕР. ИСТОРИЯ СИБИРИ. Глава седьмая. ДАЛЬНЕЙШИЕ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ НА РЕКЕ ЕНИСЕЕ. ПОСТРОЕНИЕ ОСТРОГОВ И ГОРОДОВ: МАКОВСКОГО, ЕНИСЕЙСКОГО, МЕЛЕССКОГО И КРАСНОЯРСКОГО. КИРГИЗСКИЕ СОБЫТИЯ.
  2. А. Я. Мартынов, А. В. Шутихин, А. А. Казаков. Первобытное мореплавание в Приполярье: опыт и результаты полевых и экспериментальных исследований. Тверской археологический сборник. Тверь. 2013. С.68—70
  3. Там же. С.71
  4. Там же. С.71
  5. Там же. С.71−74

Материал предоставлен нашими партнёрами ИА REGNUM.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *