Когда власть стреляет себе в ногу: интервью с директором ВЦИОМ о протестах на Шиесе

 Фото: НД29

На вопросы ИА REGNUM ответил Валерий Фёдоров.

Сетевое издание «Новости Дня 29» продолжает партнёрский проект с ИА REGNUM. В его рамках будут публиковаться некоторые материалы указанного информационного агентства.

Архангельская область в 2019–2020 годах стал одним из центров российского протеста. Кроме разумных требований, имелась опасность применения оружия, слышались апелляции к Западу. Прошло два года, оценки стали более взвешенными, возникли новые вопросы. На них ИА REGNUM ответил генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров.

Достижения лесопереработчиков, рыбопромышленников северяне часто воспринимают с негативом — типа губят природу, хотя живут северяне с лесных и рыбных денег. Почему?

Валерий Федоров: В целом сырьевые отрасли и в России, и в мире сегодня находятся у людей под большим подозрением. То, что раньше воспринималось как богатство, теперь все больше ассоциируется с угрозой. Всем хочется жить лучше, но маркеры лучшей жизни сегодня изменились: это не только высокий доход, но и благоприятная среда обитания, чистый воздух, качественные продукты питания, комфортное и благоустроенное жилье… Больше денег любой ценой — да еще денег, извлеченных за счет природы и уходящих в чужой карман, — это не тот лозунг, который способен вдохновить сегодня. Бизнесу пора переосмыслить всю концепцию своей деятельности — лучше быстрее и самостоятельно, потому что иначе его «попросят» это сделать так, что он уже не сможет отказаться.

С 1991 года в Архангельской области выпускаются книги с воспоминаниями интервентов, а воспоминания красных, сохранивших целостность России, не издаются. В результате наблюдатели считают, что к бывшим интервентам в области относятся хорошо. Есть ли люди, готовые встретить интервенцию хлебом-солью?

Валерий Федоров: Смердяковщина — старая болезнь России. Она — следствие нашего противоречивого симбиоза с Европой: мы очень разные, но живем по соседству и внимательно смотрим друг на друга. Есть западные европейцы, влюбленные в Россию, — но есть и россияне, которые свою страну ненавидят, зато влюблены в Запад. Смердяковы были и будут, и чем хуже ситуация в нашей экономике и социальной сфере, тем громче будут звучать их голоса. Нам нужно заниматься собственным развитием, активнее инвестировать, поднимать уровень и качество жизни людей. И параллельно просвещать их, рассказывать, что и как происходит на самом деле — и у нас, и за рубежом. Против смердяковых смертельное оружие — правда.

Возможны ли протестные выступления северян против нефтедобычи или разработки месторождений в Арктике?

Валерий Федоров: Тема экологии, только не абстрактной, а конкретной, связанной с угрозами качеству жизни в месте твоего проживания, в России очень актуальна. Глобальный тренд её только усиливает. Поэтому любой новый индустриальный и добычный проект находится в небезопасной зоне. Чтобы он стал успешным, требуются умные и корректные совместные действия промышленников и властей, направленные на взаимодействие с местным сообществом и экологами. Каждый должен видеть свою выгоду в таком проекте. Ставить же людей просто перед фактом, что теперь вы будете жить в зоне вероятных нефтяных разливов или чего похуже — это прямой путь к массовым протестам. Из-за которых проект может закрыться, не начавшись. Такое мы уже проходили не раз — достаточно вспомнить проект завода «Чек-Су» в Красноярске.

Как спустя год выглядят протесты по мусорному полигону на Шиесе?

Валерий Федоров: Шиес оказался «точкой сборки» совершенно разных групп и течений, которые получили опыт координации и совместных результативных действий. Это редкий и очень ценный опыт, который его участники могут капитализировать, а могут и растерять. Власть, со своей стороны, получила жестокий урок. Он состоит в том, что прежде, чем принять решение в столь чувствительной для людей области, как экология, нужно его всячески проэкспертировать и подготовить. Если этого не делается, весьма вероятны резонансные протесты. По сути, в Шиесе региональная власть «выстрелила себе в ногу». За это пришлось расплачиваться потерей авторитета, а затем и поста губернатора.

Казалось, что некоторые люди на Шиесе готовы применить оружие. По весне 2020 года непонятная ситуация была с обстрелом вертолета с грузом для «мусорщиков». Насколько вероятно применение в протестах оружия людьми, не знающими ужасов Гражданской войны?

Валерий Федоров: Такая вероятность, увы, есть всегда. Применил же оружие студент в Казани — совершенно без ясных мотивов, между прочим. Что делать в такой ситуации? Во-первых, профилактика. Во-вторых, быстрое и эффективное реагирование. Радикальные политики, способные взяться за оружие, существуют где-то на пересечении сфер ответственности двух вертикалей. Такое пересечение требует особой координации властей и силовиков, они должны работать слаженно и скоординированно.

Протестные настроения в России идут на спад или растут?

Валерий Федоров: Последний всплеск протестных настроений мы фиксировали в январе-феврале, он был связан с возвращением Навального и его посадкой. С тех пор протестный потенциал сокращается. Проблема протестов — в дефиците лидерства и слабости лозунгов. Они не подхватываются более широкими слоями населения, потому что никак не связаны с проблемами и ожиданиями людей. Радикализации особой мы не наблюдаем, правоохранительные органы работают эффективно — все радикалы уже на дальней дистанции попадают в фокус их внимания.

Материал предоставлен нашими партнёрами ИА REGNUM.

Комментарии:

  1. Пока в России жизненные устои диктует не общество, чем дальше, тем больше является устраненным от этого, а небольшая кучка партийных функционеров от Ед.Р., согласия будет трудно достичь, да и выборы в Думу заранее предрешены.

  2. Вроде умный дядька а многих вещей или не видит или просто старается, в силу слабости или ангажированности, не замечать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *