Славу добыли в бою: история почётного звания 23-й Гвардейской дивизии

 Фото: Известия Русского Севера

Воины дивизии удостоились такой чести за выполнение важнейшей стратегической задачи в самом начале боевого пути на Берлин.

В середине апреля вышел № 1-2 журнала «Известия Русского Севера» за 2022 год. По традиции, ссылка на весь номер размещена в конце статьи. В преддверии Дня Победы «Новости Дня 29» публикует статью об истории присвоения 88 стрелковой дивизии звания Гвардейской. После этого дивизия, сформированная в Поморье, стала носить номер 23 и вошла в историю. 

Автор статьи участник ДКПО «Норд» Вениамин Максимович Меньшиков, чей отец служил в 23-й Гвардейской дивизии. Краевед выпустил о боевом пути воинского формирования несколько книг, например, «Шла дивизия вперёд» и «От Белого моря до Берлина».

В июле 1941 года в Карелии возникла катастрофическая обстановка: противник, не сумев захватить Мурманск, направил удары на Кандалакшу и, заняв Кестеньгу, двинулся на станцию Лоухи Кировской железной дороги. Никаких резервов, которые бы могли остановить врага, ни 7‑я, ни 14‑я Армии не имели. До станции Лоухи оставалось всего 30 с небольшим километров. Захватив станцию, враг мог решить свою главную задачу – ​изолировать Мурманск и Северный флот от страны.

Дивизия была сформирована в сентябре 1939 года в городе Архангельске для обороны Архангельского и Молотовского портов и побережья Белого моря. Штаб дивизии располагался в здании бывшего Сурского подворья на площади Профсоюзов.

В начале войны, в июне 1941 года, дивизия была развернута из ­штатов мирного времени (6 тысяч человек) в штаты военного времени (14 тысяч личного состава). Большинство из восьмитысячного пополнения – ​это призывники из города Архангельска и районов области.

Командир дивизии генерал­майор Зеленцов А. И. получил приказ: любой ценой остановить наступление врага на Лоухи. Части дивизии были в ночь с 9 на 10 августа подняты по тревоге и направлены в Карелию, на станцию Лоухи, часть по железной дороге –18 эшелонами, часть морскими судами.

Уже 12 августа вступил в бой с врагом 147 отдельный разведывательный батальон. Разведчики сражались мужественно и умело. Используя имеющиеся в батальоне танкетки, они прорвались вперед, создавая панику в рядах фашистов. Противник был отброшен на 6–8 километров.

Сосредоточение частей дивизии на станции Лоухи продолжалось до 15 августа 1941 года. Затем, по разработанному штабом и утвержденному командиром дивизии плану, нанесли по противнику сокрушительный удар.

14 сентября 1941 года командир дивизии доложил начальнику Генштаба, что за время боёв сдавшихся в плен командиров, политработников, младших командиров и рядового состава в частях дивизии нет. Начальник политотдела дивизии Драгунов 14 сентября докладывал в политотдел 14 Армии: «… части дивизии выполнили боевую задачу по разгрому вражеской группировки в районе 34–37 километров западнее Лоухи».

Потери 88‑й дивизии за месяц ожесточенных схваток составили 8,5 тысяч человек из 14 тысяч прибывших. Бойцы дивизии буквально легли костьми и остановили врага на рубеже 47–48 км шоссе Лоухи-Кестеньга.

Врага поразила сила сопротивления бойцов дивизии, в одном из донесений гитлеровцев говорится: «Противник оказывает ожесточенное и храброе сопротивление, стоит насмерть. Сведений о перебежчиках и сдавшихся в плен ниоткуда не поступает. Бои отличаются большой ожесточенностью, чем во время Польской кампании или западного похода».

Один из пленных показал, что недавно в Кестеньгу, в дивизию «Норд», приезжал шеф войск СС Гиммлер и от имени Гитлера приказал к 7 ноября любой ценой взять станцию Лоухи и перерезать Кировскую железную дорогу. Потерпев неудачу в августе и сентябре и стремясь выполнить этот приказ, гитлеровцы, получив подкрепление (по силам враг к концу октября превосходил 88‑ю дивизию в 2,5 раза), лезли напролом.

Впервые на Карельском фронте противник применил массированные удары авиации по переднему краю. 40 бомбардировщиков сделали по два вылета.

Начальник штаба 88‑й дивизии С. П. Перков 12 ноября записал: «Сегодня жуткий день… Нужно сказать, что части дерутся героически. Я еще не видел такой стойкости, такого героизма… Враг потерял убитыми не менее 3,5 тысяч человек и ранеными не менее 5 тысяч», а позднее он сообщал: «16 ноября 1941 года. Бои несколько затихли, противник поставленную задачу не выполнил, весь наступательный порыв у него иссяк… Пленные показывают, что настолько велики потери, что вообразить нельзя. В ротах из 180 человек осталось максимум 50, а в большинстве – ​только 30».

Так же и в 88‑й дивизии к концу ноября остались в строю не более 3 тысяч человек. Обескровленную дивизию вывели на переформирование.

В жестоких боях воины дивизии сорвали вражеский план прорыва к Кировской железной дороге и обеспечили её бесперебойную деятельность. Только за первую половину 1942 года по дороге прошли 15 тысяч вагонов (примерно 230–240 тысяч тонн импортных грузов) из Мурманска через Сороку – Обозерскую в центр страны.

Ещё в сентябре 1941 года Геббельс заявил по радио: «Кировская дорога выведена из строя – ​не работает и не может быть восстановлена».

Министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден в декабре 1941 года прибыл в Мурманск морем и оттуда по железной дороге через станцию Лоухи доехал до Москвы. Вернувшись в Лондон, он 4 января 1942 года заявил по радио: «В связи с тем, что лётные условия были очень плохими, мы направились в Москву поездом. Часть нашего путешествия проходила по той железной дороге, о которой Геббельс говорит, что она перерезана. Из своего собственного опыта могу сказать, что Геббельс ошибается – ​железная дорога в полном порядке, не повреждена и работает гладко, хорошо».

Подвиг бойцов и командиров дивизии Верховным главнокомандованием был оценен по достоинству. За короткий период дивизия выполнила важнейшую стратегическую задачу: не допустила захват противником станции Лоухи и не позволила прервать связь Мурманского порта и Северного флота с Центром страны, предотвратив такие последствия: Мурманск и Северный флот оказались бы в лучшем случае в блокаде, а в худшем – ​захвачен был бы город Полярный – ​база Северного флота. Поставка стратегических материалов по ленд-лизу из Мурманска не была бы осуществлена. Под большим вопросом была бы и поставка грузов в Архангельск.

К сожалению, в настоящее время это находится в забытье. Отмечая юбилейные даты (31 августа 1941 года) начала прихода в Архангельск союзных конвоев, не вспоминаем, что дивизия, в рядах которой сражались архангелогородцы и жители области, не допустила к очень важной магистрали, по которой всю вой­ну шли импортные грузы из Мурманска. Захват противником станции Лоухи парализовал бы работу Архангельского порта и действия Беломорской военно­-морской флотилии.

Следует помнить о гвардейцах 23‑й Гвардейской Краснознаменной Дновско­Берлинской дивизии, гордиться совершенными ими подвигами и чтить их память. Они достойны этого даже только за подвиги на начальном этапе их боевого путь на Берлин.

Журнал Известия Русского Севера № 1-2 2022 год

Комментарии:

  1. Моя бабушка Антипова Мария Григорьевна служила старшей операционной сестрой медсанбата в 23-й гвардейской дивизии. Об этих боях мы знаем с детства

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.